Александр Блок (lexanderblock) wrote,
Александр Блок
lexanderblock

Category:

«V» – значит Вендетта. Рецензия на рецензию. Середина.

Предыдущая часть (начало)

«V»

Преображение народа через информационное воздействие.

«Любая передача информации — есть управление»

Олег в своей рецензии привёл полный текст письма лесбиянки Валери — узницы концлагеря Ларкхилл, в котором увидел пропаганду ЛГБТ, я же приведу полный текст обращения «В» к народу, потому что считаю его более важным для понимания сути фильма. К письму Валери я ещё вернусь, а пока передаю слово «В»:

«Добрый вечер, Лондон. Во-первых, простите за вторжение.

Я, как и многие из вас, понимаю, как удобна повседневная рутина, как безопасно хорошо знакомое разнообразие, как спокойна повторяемость.

Я наслаждаюсь этим, как любой человек. Но определенные события прошлого, обычно связанные с чьей-либо смертью или завершением жестокой кровопролитной борьбы, остаются в памяти людей, и те отмечают их праздниками. И я подумал, что мы можем отметить пятое ноября - дату, ныне, к сожалению, позабытую. Давайте отвлечемся от повседневной жизни и немного побеседуем. Найдутся, конечно, те, кто не желает нашего общения. Я полагаю, в этот самый момент уже отдаются приказы по телефону, и люди с оружием скоро отправятся исполнять их.

Почему? Потому что хоть вместо беседы и можно использовать дубинку, слова никогда не потеряют свою силу, слова передают смысл и возвещают истину тем, кто им внимает. А истина проста — с нашей страной творится что-то неладное, что-то ужасное.

Жестокость и несправедливость, нетерпимость и угнетение. В стране, где когда-то была свобода инакомыслия, где человек мог говорить то, что думает, теперь властвует цензура и тотальный надзор, принуждающие к подчинению, и навязывающие непротивление.

Как это случилось? По чьей вине? Безусловно, одни причастны к этому более, чем другие,

и с них в своё время спросится, но всё же, признаем правду — если вы хотите увидеть виновника, достаточно просто посмотреть в зеркало.

Я понимаю, почему вы так поступили, я знаю, вам было страшно. Кто бы не испугался войны, террора, болезней. Тысячи бедствий словно сговорились сбить вас с истинного пути и лишить здравого смысла, страх одолел вас и в панике вы бросились к нынешнему верховному канцлеру Адаму Сатлеру. Он обещал вам порядок, он обещал мир, и взамен потребовал лишь вашего молчаливого, покорного согласия.

Вчера вeчepoм я прервал молчание, вчера я уничтожил Олд Бeйли (здание правосудия), дабы напомнить нашей cтpaнe о том, что oнa позaбылa.

Бoлee четырёхсот лeт нaзaд истинный гpaждaнин вознамерился навсегда запечатлеть 5-e нoябpя в нaшей пaмяти. Он нaдeялcя нaпoмнить миpу, чтo чecтнocть, cпpaвeдливocть и cвoбoдa — этo нe просто cлoвa. Этo жизненные принципы.

Итак, если вы ничего не замечаете, если преступления нынешней власти для вас неочевидны, можете проигнорировать дату 5-е ноября, но если вы видите то, что вижу я, чувствуете, что чувствую я, если вам дорого то, что дорого мне, тогда я предлагаю присоединиться ко мне.

Ровно через год, у входа в парламент, и тогда все вместе мы устроим такое 5-е ноября, которое уже никогда не забудется».

* * *

Чecтнocть, cпpaвeдливocть и cвoбoдa — этo жизненные принципы, которые нельзя променивать на мнимую безопасность тюремного режима. Телевизионное обращение «В» - это его информационное оружие, его идея, которую он поместил в головы зрителей.

Ровно через год эта идея, укоренившись в сознании людей, прорастёт и даст первые всходы.

Однако, Олег считает, что в фильме нет хорошего финала, что общество в итоге не изменилось и тирания никуда не денется:

«Фильм заканчивается тем, что здание парламента взрывается, а полиция не препятствует демонстрантам. Эта сцена вроде как символизирует падение прошлой деспотичной власти и наступление долгожданной эпохи свободы (которую в том числе символизирует лицо угнетаемого прошлой властью педераста Гордона Дитриха, оказавшегося в первых рядах оппозиции). Зритель воспринимает эту трогательную картинку как хэппи-энд, но суть в том, что никакого счастливого финала здесь нет – это обман.

Ведь цель не в том, чтобы уничтожить несправедливую власть, а в том, чтобы создать некую альтернативу – общество, в котором люди смогут жить по-человечески (для этого ещё полезно было бы на первом этапе определиться с тем, что значит «жить по-человечески»). Но этого не будет. Народ в фильме восстал, чтобы уничтожать, а не созидать, и поддержал методы террора, как главный инструмент восстановления «справедливости». А это значит, что общество осталось таким же, и поэтому в той части, о которой не рассказали создатели картины, на смену одной тирании очень быстро придёт другая. Ведь в обществе, основанном на принципах «вендетты», а не любви, счастливая жизнь невозможна в принципе».

Вы тоже считаете, что «общество осталось таким же», а «В» - обычный пустозвон, который прикрываясь великими идеями вершил самосуд?



Но ведь принципы честности, справедливости и свободы теперь поселились в них так же, как и в нём. В начале фильма «В» был единственным носителем этих принципов, этих идеалов, а в конце фильма — вон их сколько: тысячи, если не миллионы. Люди, вышедшие 5 ноября к зданию парламента, уже не запуганные и безвольные, какими были год назад, когда «В» взорвал Олд Бейли. Они перестали смотреть телевизор и верить всему, что там говорят. Они вышли на улицу против вооружённых солдат и были готовы идти до конца, вплоть до того, чтобы пожертвовать своей жизнью. А это возможно лишь в одном случае — если ты точно знаешь, что идеалы, за которые ты идёшь умираешь — правильные, что за них стоит бороться.

«Наше дело правое!
Враг будет разбит!
Победа будет за нами!»

Олег говорит, что главная «цель не в том, чтобы уничтожить несправедливую власть, а в том, чтобы создать некую альтернативу – общество, в котором люди смогут жить по-человечески». А что, разве при несправедливой власти это возможно? Разве не она является причиной того, что люди живут не по-человечески? Разве уничтожение такой порочной власти не открывает путь к построению более справедливого и правильного мира?

«VI»

Преображение «элиты». Ставка на инспектора Финча.

Революция «В» — это в первую очередь революция народного сознания. Но она была бы неполноценной и недолговечной без свержения старого правительства — оккупационной администрации, как я их называю. «Рыба гниёт с головы» и эту гангрену надо было отрубить, чтобы спасти остальной организм.

Однако, Олег считает, что ничего, кроме анархии после 5 ноября не случится и тирания восстановится.

Я с этим не согласен - тирания уже не восстановится. Почему я так думаю? Из-за вот этого кадра:

Иви вместе с Финчем отправили поезд взрывать Парламент и уходят подруку.

Поясню. В начале фильма после того, как «В» взорвал здание правосудия, нам показывают совещание «антикризисной команды» — это управляющая элита государства, партийная верхушка власти. Возглавляет её верховный канцлер Адам Сатлер.


Дальше идут 5 человек. В самом центре — мистер Криди - начальник местного Гестапо. Он второй человек в государстве после верховного канцлера, его возможный преемник. Справа от него — главный инспектор лондонской полиции Эрик Финч. Слева — пресс-секретарь партии Дескомб. По бокам сидят мистер Этридж и мистер Хейер — чем дальше от центра, тем менее важные персоны.

Кого из них ликвидировал «В»? Канцлера Сатлера и главу «Гестапо» Криди — самых отъявленный упырей. Именно Криди предложил направить вирус против собственного народа, в результате чего погибло около 100 тысяч человек, партия НСДАП NorseFire победила на выборах, а Сатлер стал несменяемым главой государства с абсолютной властью.

Кто был бы следующим претендентом на место канцлера: «силовик» Финч или главный по СМИ Дескомб? По-моему, ответ очевиден - Финч, но давайте для порядка рассмотрим кандидатуру Дескомба.

Вспомним захват телецентра. «В» оставил взрывчатку в аппаратной, Дескомб взялся её разминировать — отважный поступок, надо признать. Особенно для человека, который ничего не понимает в разминировании. Но вместо того, чтобы спасать свою жизнь, он остался хотя бы попытаться предотвратить взрыв. Но с какой формулировкой он это делает?

«Вы понимаете, сколько времени потребуется на восстановление?» - говорит Дескомб.

Восстановление чего? Телецентра? Вам ясно, что Дескомб рискует своей жизнью не ради спасения других людей, например полицейских которые всё ещё остаются в здании? Он переживает, что с уничтожением главного рупора пропаганды прекратятся выпуски его лживых новостей. Когда помощница Дескомба спросила его, поверят ли люди в очередную порцию лжи по поводу взрыва здания правосудия, который партия представила, как аварийный снос, Дескомб цинично ответил: «А почему и нет? Это же BTN. Мы сообщаем новости, а не выдумываем их. Это дело правительства».

Дескомб — типичный партфункционер, готовый в лепёшку разбиться на благо партии. Он послушный исполнитель и профессионал своего дела. Если завтра партия прикажет прекратить ложь и начать сообщать правдивые новости, он с таким же рвением броситься исполнять новый приказ. Поэтому, он не годится на роль нового лидера. Остаётся только Финч.

Это ещё одна причина, почему «В» не ликвидировал всю партэлиту. «В» не был тупым террористом-фанатиком (как нам пытается представить его Олег). Он не убивал всех подряд из жажды мести. Он взрывал самолёты и поезда только для того, чтобы прославиться в криминальном мире.

У «В» был чёткий план. Он знал, что отрубить одну голову Змию, не достаточно — вырастут новые. Если ликвидировать одного канцлера — его место другой член партии NosreFire, а все остальные просто поднимутся на одну ступеньку выше по карьерной лестнице (да ещё поблагодарят «В» за повышение). В итоге ничего в стране не изменится. Но «В» и не собирался устраивать хаос. Его ставка была на главного инспектора лондонской полиции — Эрика Финча.

«Кадры решают всё»

Вспомните сцену, когда «В» под видом Уильяма Роквуда встречается с Финчем и его помощником Домиником на территории мемориала жертвам вируса Святой Марии.

«В» рассказывает им про вирус, концлагерь и как со всем этим связана партия Сатлера. В конце Финч задаёт «В» (которого считает Роквудом) вопрос:

- Роквуд! Почему вы не появились прежде? Чего вы ждали так долго?

- Я ждал вас, инспектор. Мне были нужны вы.


Сказал ли «В» так только для красивого словца или ему действительно нужен был именно такой человек, как Финч? Я считаю, что инспектор Финч был выбран им неспроста.

Ему нужен был человек, который смог бы возглавить правительство после революции. И этот человек должен был соответствовать нескольким условиям:

1. Он должен быть приближенным к верхушки власти, видным и уважаемым членом партии.
2. Но он должен качественно отличается от других членов партии.
3. И он должен преобразиться в ходе культурной революции вместе с народом.

И Эрик Финч соответствует всем этим условиям. Он состоит в партии «вот уже 27 лет», общается напрямую с канцлером, сидит по правую сторону от его преемника на совещаниях. Для него поиск правды-истины оказались важней, чем карьера и власть его партии, т. е. он носитель иной нравственности. И в конце он не помешал Иви запустить поезд и взорвать Парламент, и они ушли под руку, как единое целое. То есть Финч поддержал народ и те идеалы свободы, честности и справедливости, ради которых они вышли на улицу 5 ноября. Кстати, среди преобразившихся людей был и помощник Финча — Доминик. Так что уже ясно, кто станет новым главным инспектором, если Финч возглавит страну.

Вывод: «В» удалось за очень короткий промежуток времени совершить культурную революцию. Люди изменились к лучшему, став носителями новых жизненных принципов. Теперь им предстоит воплотить эти принципы в жизнь. Когда Иви спросила «В», правда ли он считает, что взрыв Парламента может изменить страну к лучшему, он ответил: «Гарантий нет, но есть возможность». А до этого у людей даже возможностей не было.

«VII»

Иви как символ народа.

Как ни парадоксально, революция «В» - это не совсем его революция, т. е. не только его. Он подготовил её, сделал основную часть работы, но в конце отдал право выбора Иви — именно от неё зависело, будет ли взорван парламент или нет. А ведь она могла и отказаться или испугаться в последний момент, или ей мог помешать инспектор Финч. Вот какой диалог произошёл между Иви и «В», когда он показал ей заминированный поезд:

- Метро? Я думала, они всё перекрыли.

- Перекрыли. Ушло почти десять лет, чтобы расчистить тоннель и проложить новые пути. Я покажу тебе.

- Эти рельсы ведут к Парламенту.

- Да.

- Так все действительно произойдет?

- Произойдет. Если ты захочешь.

- Что?

- Это мой подарок тебе, Иви. Все, что у меня есть: мой дом, мои книги, Галерея, этот поезд -

все это я оставляю в твое полное распоряжение.

- Очередная уловка.

- Нет. Больше никаких уловок. Никакой лжи, только правда. А правда - вот она. Благодаря тебе я понял, что ошибался. И выбор, дернуть за этот рычаг или нет - должен делать не я.

- Почему?

- Потому что этот мир, к которому я принадлежу, который создан и при моем участии, сегодня исчезнет. А завтра родится новый, люди станут другими. И право выбора принадлежит им.

* * *

«В» не решает всё за людей, не диктует им, как поступать. Он показывает альтернативу, открывает возможность и оставляет за каждым право выбора: остаться в безопасном загоне или рискнуть и выйти на волю, и попытаться стать Человеками.

На примере взрыва парламента можно проследить эволюции Иви-Народа. Просто сравните её в начале фильма и в конце. После того, как «В» обратился к народу из захваченного им телецентра, между ним и Иви состоялся такой диалог:

- Можно вас спросить о том, что вы сказали по телевизору? Вы это всерьез?

- Безусловно.

- Вы правда считаете, что взрыв Парламента способен изменить нашу страну к лучшему?

- Гарантий нет, но есть возможность.

- Можете не сомневаться, что если кто-нибудь и придет, Криди упакует в черный мешок всех до единого.

- Народ не должен бояться своих правительств. Правительства должны бояться народа.

- Вы хотите этого добиться, взорвав здание?

- Здание - это символ, так же, как его уничтожение. Это люди дают символам силу. Без них символ ничто, но если людей достаточно, подрыв здания может изменить мир.

- Как бы мне хотелось поверить в это. Но на моей памяти, сколько мир не менялся, все время к худшему.


* * *

Как мы видим, Иви сомневается в затее «В», она не верит, что мир может измениться к лучшему, потому что весь её прошлый опыт говорит только об обратном, и она боится репрессий со стороны карательных органов Криди.

А теперь переместимся сразу в конец. Ночь перед 5 ноября. Иви готовится запустить поезд со взрывчаткой и телом «В» в сторону парламента. Подходит инспектор Финч:

- Стойте, не двигайтесь. Вы - Иви Хаммонд? /* Инспектор видит мёртвого «В» */ - Значит, все кончено.

- Да, почти. /* Иви тянется к рычагу */

- Стоп! Уберите оттуда руку. /* Инспектор угрожает ей пистолетом */

- Нет!

- Почему вы это делаете?

- Потому что он был прав.

- Прав в чём?

- Что нашей стране нужны не мертвые символы, а надежда.

/* Инспектор опускает пистолет. Солдаты на площади опускают оружие перед народом в масках Гая Фокса. Наступает полночь — 5 ноября */

- Время пришло.

/* Иви жмет на рычаг, заминированный поезд отправляется к зданию парламента */

* * *

В мире нет ничего более могущественного, чем идея, время которой пришло.

Виктор Гюго

Здесь мы уже видим другую Иви — она изменилась, её намерения тверды. Даже когда ей приказывают отступить, угрожая оружием, т. е. смертью, она не убирает руку с рычага и твёрдо говорит: «Нет!»

«В» создал из здания парламента символ тирании, символ несправедливой концепции управления, как бы сказал Олег, и они вместе с Иви и инспектором Финчем уничтожили его у всех на глазах.


Продолжение (конец)

Tags: вендетта, научи хорошему, рецензия, фильмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments